Публикации дня   
Научные версии   
Открытое письмо   
История в лицах   
Документы истории   
Лидеры экономики и политики   
Энциклопедический Фонд   
Общие сведения
Энциклопедия
Научные публикации
Публицистика
Летопись Мира
Редакционный совет
Попечительский совет
Отзывы о программе
Новости для авторов
Контакты:
E-mail: mre@russika.ru,
marunin@yandex.ru
Адрес редакции:
191186, Санкт-Петербург,
ул.Миллионная, д. 5,
СЗТУ, кафедра ВМКСиС.
ИСТОРИЯ В ЛИЦАХ
Девитте Николай Петрович

Девитте Николай Петрович. Род. 20 сентября 1811 года в Москве, умер 20 апреля 1844 года в Лондоне. Едва ли не самая загадочная фигура русской культуры первой половины 19 века. 20 лет назад о его существовании знали только любознательные арфисты. Сейчас он предстает как человек феноменальной и универсальной одаренности, сверхчеловеческой плодовитости, проявивший себя во всех искусствах и даже в науке. Арфист и композитор, писатель и поэт, драматург и искусствовед, художник и архитектор, историк и полиглот… Границы и масштабы его творческой деятельности пока трудно определимы, но, безусловно, грандиозны и не вмещаются ни в какие традиционные представления. Трудности изучения творческого наследия Девитте связаны с тем, что подавляющая часть произведений публиковалась при жизни и после его смерти не под авторским именем. Редкое в истории человечества самоотречение от авторства, с одной стороны, было отчасти вынужденным, с другой стороны — отчасти идейно и нравственно осознанным.
Еще в детстве он увлекся учением Фомы Кемпийского, запечатленным в книге «Подражание Христу», о бескорыстном служении человечеству, без каких-либо надежд на плату, благодарность и славу. Следуя ему, юный Девитте возмечтал стать добрым волшебником-невидимкой, помощником всех страждущих. Бесчисленные таланты, бывшие его единственным богатством, становились орудием и средством его благотворительности. Петербургскому студенту П. Ершову, он подарил авторство и гонорар за "Конька-Горбунка». Лишь часть музыкального творчества — старинные романсы и танцы для фортепиано — он все же опубликовал под своим именем. Именно с романсов и началось воскрешение его жизни и творчества. К исследованию изданных сочинений присоединилось изучение следов его деятельности в архивах, целенаправленный анализ всей прессы и литературы того времени. В результате прорисовывались масштабы творчества, стала выстраиваться его биография.
Николай Девитте происходил из большого старинного аристократического голландского рода Виттов, давших человечеству первоклассных художников, инженеров, государственных деятелей. Его прямые предки — братья Ян и Корнелий де Витт вошли в мировую историю как выдающиеся политики, отцы европейской демократии, правители Голландии, насильно свергнутые в 17 веке и зверски растерзанные толпой. В результате представители этого рода рассеялись по всему свету.
В 1783 году по приглашению Екатерины 2 в Россию приехал Якоб Петр Эдуард де Витте - крупный инженер, строитель водяных коммуникаций, - дед Николая Девитте. Здесь он дослужился до генерал-аншефа, прославился как искуснейший и честный мастер своего дела. Его старший сын Петр Яковлевич пошел по отцовской линии и стал генерал-майором инженерного департамента. От брака Петра де Витте с русской дворянкой Верой Ивановной Фурсовой и родился будущий композитор и поэт Николай Девитте.
Детство и отрочество Николая проходило в Петербурге. С первых лет жизни он поражал окружающих своими исключительными способностями. Знакомство с миром у Николая шло параллельно с освоением стихосложения и музыкального языка. В детстве его называли Сократом, новым Байроном, Прометеем, Аполлоном. Кто-то, как святому младенцу, нес ему свои дары. В связи с этим возникло ответное послание «К одной девице, подарившей мне вышитый образ несения креста», вышедшее в 1817 году.
С сладким чувством умиленья,
С восхищенною душой
Я твое благословенье
Принимаю, Ангел мой!
Дружбы дар, урок небесный,
Образ кротости твоей
Будет верный и полезный
Спутник юности моей.
В мрачны дни ненастья злого
Скорбь меня не устрашит.
Вид терпения святого
Сердце с горем примирит…
Жизни сей презрев страданья,
Отерев с очей слезу,
Я без страха, без роптанья
Тяжкий крест свой понесу.

Родители нанимали чудо-ребенку лучших учителей Петербурга. Среди них были пианист Джон Фильд, скрипач Гаврила Рачинский, композитор Катерино Кавос, арфист Карл Шульц, художник Теребенев и др. Самообразование ребенка шло так стремительно, что ученик легко догонял и обгонял своих учителей, и общение с ними становилось чисто дружеским. Он быстро учит языки, увлекается математикой, рисованием, астрономией, ботаникой, геологией, историей… Но больше всего его манят музыка и поэзия. Неуправляемым, сплошным потоком рождались в его голове стихи, готовые заполнить альманахи и журналы. Его приглашают в петербургские салоны, он общается с деятелями «Беседы любителей русского слова», выступает во всевозможных салонах, дворцах и при царском дворе. Он играет на разных инструментах, однако, самым любимым из них становится арфа.
По семейной традиции в 1822 году родители отдали его в Пажеский корпус, где он формально числился до 1827 года. С 1823 года семья обосновывается в Москве, Николай быстро входит в ее литературный и музыкальный мир, становится завсегдатаем салона Волконской, выступает в Благородном собрании и завоевывает славу первого арфиста, одаренного композитора и поэта. В салоне Волконской Девитте знакомится с Пушкиным. С 1826 года в Петербурге и Москве начинают выходить его музыкальные сочинения: романсы, кадрили, полонезы, мазурки, вальсы. На столичных балах широко звучит его танцевальная музыка, в салонах поют его песни и романсы. Однако в те времена творческие таланты не считались престижными, тем более для дворянина. Для таких, как Девитте, в чиновно-дворянской России не было достойного места. Имений у его родителей не было. Оставалось искать должность, которая не слишком мешала бы творчеству. Сначала покровитель Девитте генерал-губернатор Москвы Д.В. Голицын пристроил его в свое ведомство, потом Девитте попал в Министерство Иностранных дел, а в 1831 году окончательно осел переводчиком в московском Архиве МИД, где к 1843 году дослужился всего лишь до коллежского секретаря.
Драматически складывается и личная жизнь Девитте. Невероятно влюбчивый с детства, он не раз разочаровывался в девицах, которые, не дожидаясь, пока он подрастет, шли под венец. Но зато каждое его увлечение выливалось в потоки музыки и поэзии. Главные любовные романы Девитте с Зинаидой Волконской, Екатериной Булгаковой и Додо Сушковой (Евдокией Ростопчиной) стали психологической почвой для возникновения жанра старинного русского романса. Талантливый и образованный музыкант, Девитте, знал секрет создания шлягера, поэтому его романсы и песни легко становились популярными. Так случилось с романсами «Черный цвет», «Не для меня придет весна», «Не слышно шума городского», «Лампада», «Дума Сокола» и др. Ему же принадлежит романс «Очи черные», возникший как отблеск его неразделенной любви к Булгаковой.
Николаевская эпоха не гарантировала таланту никакого простора для деятельности. Печататься, и тем более выражать передовые идеи, было невероятно трудно. Но вместе с тем наивно полагать, что какая-то другая страна готова была признать талант такого уровня. Творческий потенциал Девитте превосходил всякие представления о человеческих возможностях.
Ему пришлось использовать все формы анонимности, за которыми скрывались и великие общекультурные цели и своеобразное поэтическое меценатство, и просто необходимый заработок.. Так он стимулировал женское творчество, вызывал жажду знаний и творчества в представителях средних и низших сословий. В разных городах России, и, прежде всего в Москве и Петербурге постепенно набирается целая «армия» учеников, поклонников и просто знакомых, под именами которых он публикует свои сочинения (т. н. персонимы). Произведения Девитте попадают в творческий багаж и ныне известных, и вовсе неизвестных авторов. У одних они составляют большую часть творчества, у других – меньшую. Научно атрибутировать эти мистификации трудно, временами почти невозможно. К тому же нарушение устоявшихся истин давно воспринимается культурной общественностью весьма болезненно. Но безусловным является то, что открытие творчества Девитте приближает нас к разгадке многих тайн, загадок и необъяснимых явлений в русской художественной культуре первой половины Х1Х столетия:
1. Неожиданность появления и исчезновения ярких дарований.
2. Отсутствие черновиков и автографов в наследии многих литераторов и композиторов.
3. Вариантное кочевание мотивов, тем, образов, первых строк и целых строф в творчестве самых разных авторов.
4. Публикацию одного и того же стиха под разными именами.
5. Огромное количество неразгаданных анонимных и псевдонимных публикаций.
6. Неоднородность творчества многих, даже крупных авторов.
7. Несоответствие, подчас разительное, жизненного содержания творчества характеру личности и конкретной биографии поэта.

Будучи прямым потомком Корнелия де Витта, Николай Девитте считал себя обязанным продолжить историческую миссию своих героических предков на пути движения общества к свободе. Стремление ускорить нравственное и социальное совершенствование человечества лежало в основе его творчества. Знание мировой художественной культуры, европейских и восточных языков, позволяет Девитте прокладывать плодотворные пути в искусстве, активно обновлять старые жанры и создавать новые. Он мог сочинять в самых разных стилях, а если надо, намеренно писать даже коряво и «безграмотно».
1830-40-годы в жизни Девитте сумрачны по настроению. Из Москвы он часто ездит в Петербург, временами путешествует по России, изучает жизнь разных сословий.
Жажда общения, страсть к путешествиям борются в нем с желанием покинуть общество. То он укрывается в монастыре, то уходит жить к таборным цыганам, его волшебная арфа все чаще звучит только для близких людей.
Ощущая себя планетарной личностью, он подолгу живет отшельником в Петровском парке, день и ночь сочиняет, занимается историей, философией. У него немало учеников, которые считают его, чуть ли не пророком.
После 1837 года Девитте задумывает выехать за границу с гастролями. Летом 1843 года он, наконец, отправляется на родину арфы в Ирландию. После первых концертов его признают выдающимся композитором и первым арфистом мира. С таким же триумфом проходят его выступления весной 1844 года в Лондоне. Однако перед концертами в главных залах Англии Девитте внезапно, в возрасте Христа, уходит из жизни. В одном из прибалтийских некрологов прозвучала знаменательная фраза: «Человечество потеряло одного из ярких и передовых борцов за человечески чистое, нравственно прекрасное». Кто в 1844 году мог удостоиться таких слов?
Девитте прошел громадный творческий путь от классицизма через сентиментализм, романтизм к реализму и открытию экспрессионизма и символизма. Избрав жизнь невидимки, он оставил грандиозный духовный след в жизни цивилизованного человечества. В виде песен, романсов, стихов, танцев, драм и комедий, романов и опер, мы, не ведая о том, продолжаем нести в своем сердце искру этого гения.
Уезжая за границу, он оставил неисчислимое наследие, рассеянное в личных архивах, в «сундуках» своих персонимов, в редакциях газет и журналов. Основную его часть составляли литературные, исторические, краеведческие, эстетико-философские труды, музыкальные произведения и графика… Более полувека этим наследием пользовались наши газеты и журналы, публиковавшие стихи, рассказы, рисунки под разными значащими и незначащими фамилиями. За редчайшим исключением, никто из этих публикаторов при этом не вспомнил, к сожалению, об истинном авторе этих сочинений. Произведения же, изданные под именем Девитте, физически истрепывались, но не переиздавались. Таким образом, длительная жизнь его сочинений сопровождалась полным забвением подлинного авторского имени.
На сегодняшний день из его музыкального наследия удалось обнаружить 64 романса, изданных при жизни под фамилией Девитте, из них найдены пока только 46, из опубликованных фортепианных сочинений обнаружено 73, найдено только 28. Из арфовых – найдено только 3. К сожалению, не издавались, хотя и исполнялись его увертюры, балет и опера, музыка к драматическим спектаклям.
В биографии Девитте остается еще очень много белых пятен, загадок и тайн, основной массив его творчества давно требует атрибуции. Однако, главное уже безусловно: на планете Земля, в России, жил и творил один из величайших художественных гениев нового времени.
Литература:
1. Язвинская Е.Р. Музыкальный альбом начала XIX века. В кн: Памятники культуры. Новые открытия. М., 1989.
2.Е. Уколова, В. Уколов – Собрание старинных русских романсов. Антология. Том 1. Романсы пушкинской поры. М. 1993 г. коллекционное издание, М. 1996 г. массовое издание.
3. Н. Покровская - История исполнительства на арфе. Нов-рск, 1994 г. с 241.
4. Е. Уколова, В. Уколов Загадка А.П. Публикация неизвестного
стихотворения А. Пушкина. Веч.клуб,1998 г. 21 ноября.
5. Е. Уколова, В. Уколов. Тайна пажа или новое прочтение
шедевра. Мос.Правда 22 апр. 1999 г.
6. Е. Уколова, В. Уколов - Распятый на арфе. Судьба и творчество Николая Девитте. Монография. Стихи. Романсы. Фортепианные пьесы. М., 2001 г.
7. Е.С. Готические струны. Рец на книгу “Распятый на арфе”.Алфавит, 2002, №45.
8. М.Сорокоумовская. Забытый гений золотого века. О книге Уколовых
«Распятый на арфе».Музыка и время. № 1 за 2003 г.
9. Д. Трофимов - Проделки невидимки. В кн. Е. и В. Уколовы. «Очи черные». Альманах для поклонников старинного романса и любителей русской старины. Вып 3. М., 2003 г. С. 124.
10. В. Леонидов. Забытый гений. Рецензия на книгу Уколовых «Распятый на
арфе». Российские вести, 2004 г , № 46, за 22 декабря.
11. Н. Алиханова. Писал как живет и жил как пишет. Интервью с Уколовыми по
поводу книги «Распятый на арфе». Музыкальная жизнь. 2005 г. № 7.
12. Галина Пржиборовская Возвращение музыки Николая Девитте. В журнале: Петербург. Летопись культуры и искусства. 2005 г. № 12.