Статья в Энциклопедическом Фонде

Скорина Франциск

Портрет Франциска Скорины

Скорина Франциск Лукич (белор. Скарына Францыск (Францішак) Лукіч ) - выдающийся деятель белорусской культуры  XVI в., основатель белорусского и восточнославянского книгопечатания. Учёный, писатель, перевод­чик, художник, доктор философии и медицины, поэт и просветитель. С. родился в "славном месте Полоцке", в купеческой семье. Точная дата его рождения неизвестна. Исследователь Геннадий Лебедев, опираясь на труды польских и чешских учёных, полагал, что С. родился около 1482 г., однако большинство исследователей считает, что С. родился в 1490 году - именно этот год послужил отправной точкой для объявления ЮНЕСКО 1990 года годом Скорины в честь 500-летия со дня его рождения. Обоснованием данной версии служит тот достоверный факт, что в 1504 году С. поступил в университет польского города Краков на факультет "семи вольных искусств", куда принимали по достижении 14 лет, но год рождения при поступлении в университет не записывался, т. к. не имел, очевидно, существенного значения. Не исключено, что С. был студентом-пере­ростком. Возможно, отсюда и берёт начало исключительная серьёзность, с которой он относился к учёбе, а позднее и к культурной и научной деятельности.
Отец С., купец "средней руки" Лука Скорина, вёл во многих городах торговлю шкурами и др. товарами. Рассказы отца об опасности дальних дорог, экзотике земель и городов, порядках, нравах и обычаях в разных странах составляли духовную атмосферу детства С., что пробуждало у него жела­ние познать мир и постичь науки, которые этот мир объясняли и подсказывали человеку, как в нём ориентироваться. Предполагают, что первоначальное образование С. получил в доме родителей, где научился читать по Псалтыри и писать буквами кириллицы. От родителей он перенял любовь и уважение к родному Полоцку, название которого позднее всегда подкреплял эпитетом "славный", привык гордиться людьми "посполитыми", народом "языка русского", а затем пришёл к мысли дать соплеменникам свет знаний, приобщить их к культурной жизни Европы. Чтобы заниматься наукой, С. должен был знать латынь -  тогдашний язык науки, - поэтому есть основания предполагать, что он определённое время учился в школе при одном из католических костёлов в Полоцке или в Вильно (совр. Вильнюс).
После двух лет учёбы в Краковском университете С. был удостоен учёной степени бакалавра философии, о чём свидетельствуют акты, обнаруженные более ста лет назад.
В 1507-1511 гг. С. продолжил учёбу в Краковском или в каком-либо университете Западной Европы (точных сведений не обнаружено). Изучал медицину, получил также степень доктора вольных искусств. Это образование уже позволяло получить должность, которая бы обеспечила ему спокойную жизнь.
5 ноября 1512 г. в итальянский город Падую, университет
которого славился не только медицинским факультетом, но и как школа учёных-гуманистов, специально для сдачи экзаменов на получение учёной степени доктора медицины "...прибыл некий весьма учёный бедный молодой человек, доктор искусств, родом из очень отдалённых стран, возможно, за четыре тысячи миль и более от этого славного города, для того, чтобы увеличить славу и блеск Падуи, а также процветающего собрания философов гимназии и святой нашей Коллегии. Он обратился к Коллегии с просьбой разрешить ему в качестве дара и особой милости подвергнуться милостью божьей испытаниям в области медицины при этой святой Коллегии. Если, Ваши превосходительства, позволите, то представлю его самого. Молодой человек и вышеупомянутый доктор носит имя господина Франциска, сына покойного Луки Скорины из Полоцка, русин..."На заседании медицинской коллегии  Падуанского университета в костёле святого Урбана было принято постановление о допуске  С. к экзамену на получение учёной степени доктора лекарских наук. Два дня в диспутах с выдающимися учёными защищал С. свои научные тезисы и 9 ноября 1512 едино­гласно был признан достойным высокого звания учёного-медика. Это явилось знаменательным событием в его жизни и в истории культуры Белоруссии - купеческий сын из Полоцка подтвердил, что способности и призвание более ценны, чем аристократическое происхождение. Позднее он сам себя всегда именовал "... в науках и лекарстве учитель",  "в лекарских науках Доктор", "учёный" или "избранный муж". На стенах "зала сорока" Падуанского университета нарисованы фресковые портреты сорока его величайших выпускников, среди которых, второй после Галилео Галилея, - портрет С.
Сведения о следующих пяти годах жизни С. отсутствуют. Отдельные факты свидетельствуют о том, что он обратился к общест­венным проблемам гуманитарных наук, с которых начинал  свою  учёную  карьеру. Возможно,  ещё в Кракове, где существовало несколько латинских типографий, зародилась у С. великая мечта "тиснуть" книги Библии на родном языке, сделать доступными для своих земляков, чтобы сами "люди посполитые" могли познавать и совершенствовать реальную жизнь.
Между  1512 и 1517 годами С.  появляется в Праге, где со времён гуситского движения существовала традиция использования библейских книг в формировании общественного сознания, установлении более справедливого общества и воспитании людей в патриотическом духе. В Праге С. заказывает печатное обору­дование и приступает к переводу и комментированию книг  Библии. Так было положено начало белорусскому и восточнославянскому книгопечатанию. Первая  книга, которую С. "повелел... тиснути рускыми словами, а словенскым языком", - "Псалтырь" - вышла в свет 6 августа 1517 г. За неполные три года С. перевёл, прокомментировал и издал 23 книги "Библии", каждая из которых начиналась "предословием", или "сказанием", и заканчивалась "послесловием" (калафоном).
Изданная С. Библия в его переводе на старобелорусский язык - уникальное явление. Написанные им предисловия и послесловия запечатлели необычное для той эпохи развитое чувство авторского самосознания, патриотизма, дополненное несвойственным для древнего мира, но характерным для христианина чувством историзма, осознанием неповторимости каждого события жизни.

 Предисловия для белорусской словесности того времени были новым, фактически светским жан­ром. С их помощью С. руководит восприятием читателей, подсказывает им, что в каждой книге является основой содержания, как это содержание излагается, как нужно читать, чтобы понять не только описание внешних событий, но и внутренний смысл - подтекст. Уже в заглавии С. утверждает, что "бивлия руска" должна служить "богу ко чти и людем посполитым к доброму научению". Это означало, что он отделяет богослужебное, конфессиональное пред­назначение книги от просветительского. Вычленив просветительскую функцию книги, назвав её само­стоятельной, С. продемонстрировал но­вый, гуманистический подход, которого придержи­вались передовые мыслители его времени, нацио­нальные просветители и учёные-гуманисты.
Восхищает и оформление книг С. В первую белорусскую Библию издатель включил почти полсотни иллюстраций. Многочисленные заставки, иные декоративные элементы, гармонирующие с версткой страниц, шрифтом и титульными листами. В его пражских изданиях - множество орнаментальных украшений и около тысячи графических инициалов. Позже, в изданиях, выпускаемых на родине, он использовал таких инициалов более тысячи.
На
титульном листе Библии изображена, как считают исследователи, печать (герб) С. как доктора медицины. Основное содержание этого образа "Луна Солнечная" - получение знаний, физическое и духовное лечение человека. Образ месяца отображает профиль самого первопечатника. Рядом с гербом находится знак "весы", который образовывается буквой "Т", что означает "микрокосм, человек", и треугольником "дельта" (Δ), который символизирует ученого и вход в Царство знаний.
Уникальность первой белорусской Библии также в том, что издатель и комментатор поместил в книгах сложный по композиции и символическому смыслу свой портрет.
По мнению некоторых исследователей в символических гравюрах зашифрована догадка о гелиоцентрической системе. Странного в этом ничего нет: у С. много общего с Николаем Коперником: примерно в одно и то же время они учились в Польше, находились в Италии, оба изучали медицину и вполне возможно что и встречались. Но главное не в этом. С. и Коперник являются основоположниками нового времени, они оба были порождением одной и той же духовно-исторической среды, поэтому мнение исследователей об упомянутой гравюре имеет право на существование. Наличие этих нововведений - единственный случай за всю историю издания библии в Восточной Европе.

Полного собрания оригинальных изданий С. нет ни в одной библиотеке мира. Чешские издания (23 книги) стали общедоступными после их факсимильного воспроизведения издательством "Белорусская энциклопедия" в начале 1990-х. В 2003 г.  по инициативе немецкого слависта Ганса Ротэ сотрудники Национальной Академии наук (НАН) Беларуси и Боннского университета (Германия) подготовили факсимильное издание "Библии" "Апостола" с комментариями на немецком и английском языках 1.
Трудно однозначно ответить, почему С. именно чешскую Прагу  избрал для осуществления задуманного. Некоторые исследователи считают, что С. каким-то образом был связан с белорусско-польской королевской династией Ягеллонов, а во время пребывания С. в Праге, чешским владыкой был Ягеллон Людвиг
I 2.  По мнению других учёных причиной тому была ранее изданная чешская "Библия", взятая С. за образец.
Место нахождения Пражской типографии С. неизвестно. В Праге в канун 480-летия белорусского книгопечатания открыт памятник С. и установлена памятная доска.
В 1520-21 гг. С. оставил Прагу и переехал в Вильно. Замысел напечатать всю Библию остался неоконченным. С. издал по­давляющее большинство известных тогда книг Ветхого завета, причём из Библии он выбрал самые важные и интересные для читателя книги. Исследователи считают, что неожиданно остановить работу его могла вынудить католическая реакция, которая в Чешском королевстве начала преследовать Реформацию, а заодно и всех иноверцев. Причиной переезда С. в Вильно мог стать и страшный мор в чешской столице. Не исключено, что его отозвали купцы-меценаты Якуб Бабич и Богдан Онков, которые посчитали, что дома удастся завершить это дело дешевле. "Найстаршы бурмистр" Якуб Бабич отвёл для типографии поме­щение в своём собственном доме. Состоятельный виленский купец Богдан Онков, который финансировал издательскую деятельность С. ещё в Праге, попытался выяснить спрос на изданные С. книги в Москве, когда неоднократно посещал её по торговым делам. Предполагают, что и сам С. в середине 1520-х гг. мог посетить столицу Русского государства.
Где-то между 1525 и 1528 С. женился на вдове виленского купца Юрия Одверника Маргарите, улучшил своё материальное положе­ние и принял вместе с женой участие в торговом деле старшего брата Ивана Скорины, который вёл оптовую торговлю шкурами. Но главным занятием, делом всей жизни для С. были книгопечатание и творчество.
Из первой белорусской типографии около 1522 г. вышла в свет "Малая подорожная книжка" - сборник религиозных и светских произведений от "Псалтыри" до "Соборника". В ней были отмечены весеннее и осеннее равноденствия, зим­нее и летнее солнцестояния, вычислены пасхаль­ные праздники, даты затмений Солнца и Луны. Книга была адресована людям духовного и гражданского сословий, которые по роду своей деятельности должны были часто путешествовать и в дороге получать конфессиональную и астрономи­ческую информацию, а при необходимости вспоминать слова молитв и псалмов.
В марте 1525 С. издал последнюю свою книгу "Апостол".
С. также путешествует по Европе. Он наведывается в Виттенберг к основателю немецкого протестантизма Мартину Лютеру, который как раз в это время (1522-1542) переводил на немецкий язык и издавал протестантскую Библию. К тому же, он был доктором теологии, а С. глубоко интересовался социально-правовыми, философскими и этическими проблемами в контексте библейского учения. Однако сближения между ними не состоялось. Более того, Лютер заподозрил в С. католического миссионера, а также вспомнил пророчество, что ему грозят чары, и покинул город.
Примерно в это же время С. побывал в Москве с просветительской миссией. Вероятно, он предложил свои книги и услуги как издателя и переводчика. Однако по приказу московского князя был изгнан из города, а привезенные им книги публично сожжены как "еретические", поскольку были изданы в католической стране. Не вызывает сомнения, что часть из них все же сохранилась. Но влияние белоруса С. на формирование русского языка в большей мере произошло позже - посредством издания книг в Московии И. Федоровым и П. Мстиславцем, которые использовали в своей работе труды С.
В конце 1520-гг. С. выехал в Пруссию, в Кенигсберг, под опеку герцога Альбрехта Гогенцоллерна, который, увлёкшись идеями Реформации, хотел организовать там книгопечатание. В Кенигсберге С. пробыл  недолго: летом 1529 в Познани умер его старший брат Иван. С. поехал туда, чтобы заняться на­следством покойного. В начале 1530 в Вильне случился пожар, уничтоживший две трети города, в том числе и типографию С. Во время этого пожара погибла его жена Маргарита, оставив на руках С. малолетнего сына. Родственники покойной подали на С. в суд, требуя раздела её имущества. С. был вынужден вернуться в Вильно. Герцог выдал С. рекомендательную грамоту, в которой поручал "выдающегося и мно­гоучёного мужа" доброжелательности виленского воеводы Альбрехта  Гаштольда и  просил  виленский магистрат посодействовать С. в решении судебных дел. В пропускном листе, который был также выдан герцогом, отмечалось, что к своим подданным и верным слугам он зачисляет и "выдающегося, широкой эрудиции мужа Франциска Скорину из Полоцка, доктора изящных искусств и медицины... Как из внимания к выдающемуся мужу несравненного ра­зума и художественного дарования, светлого лекарского таланта и славного опыта, так и ради нашей чести, участия и сочувствия всяческую благо­склонность, покровительство и помощь оказывать ему".
С. становится домашним врачом и секретарём виленского католического епископа Яна почти десять лет совмещает эти две должности. Одновременно С. занимается издательской деятельностью и совместно  с братом торговлей. Епископ виленский был внебрачным королевским сыном, отличался консерватизмом и религиозной фанатичностью. По его наговорам польский  король издал несколько эдиктов, которые ограничи­вали традиционную  веротерпимость и свободу вероисповедания в Великом княжестве Литовском и  предоставляли привилегии католикам. В этих условиях  было трудно возобновлять книгопеча­тание. К тому же на С. подали в суд варшавские кредиторы покойного брата: зажиточные купцы-иудеи стали требовать от него уплаты долгов брата. В феврале 1532 они добились королевского декрета об аресте С., и он около 10 недель находился в познанской тюрьме. За С. заступился его племянник Роман: он добился аудиенции у короля Сигизмунда I   и доказал ему, что С. не имел прямого отношения к делам своего брата. 24 мая 1532 король приказал осво­бодить С. и выдал ему охранную грамоту: "Пусть никто кроме нас и наследников наших, не имеет права привлекать его к суду и судить, какой бы не была значительной или незначительной причина его вызова в суд...".
Освободившись, С. возбудил судебное дело против своих обидчи­ков, требуя компенсации потерь, понесённых им в результате несправедливого ареста и лишения свободы. Неизвестно, выиг­рал ли он это дело, и помогла ли ему в этом коро­левская грамота.
В середине 1530-х г. С. занимает должность медика и садовника чешского короля Фердинанда I Габс­бурга в королевском замке на Градчанах. Новая должность выглядела повышением в ранге недавнего врача и секретаря виленского епископа. Чешские исследователи и некоторые иностранные историки архитектуры опровергают версию о занятии С. садоводством. Они полагают, что "сад на Граде" был заложен приглашенными из Италии Джованни Спацио и Франческо Бонафорде. Версию о садовнической деятельности С. могла породить близость по созвучию и написанию имён Франциск и Франческо. При этом ссылаются на переписку Фердинанда I с Богемской палатой, в которой упоминается "мастер Франциск", "итальянский садовник", получивший расчёт и уехавший из Праги около 1539 г. Нельзя исключать возможность совмещения С. должностей медика и садовника после отъезда Франческо Бонафорде. По некоторым архивным данным С. в Праге специализировался на разведении цитрусовых и трав для врачевания, готовить собственные лекарства из расте­ний ботанического сада и лечить коронованных особ.
Пражские годы жизни С. прошли относительно спокойно. Он оставался в Праге до самой смерти, точная дата которой также не установлена. Большинство учёных предполагают, что С. скончался не позднее 29.1.1552. Документы, которые со­хранились, дают возможность предполагать, что учёный-медик имел в Праге имущество, которое в качестве наследства перешло после его смерти сыну Симеону, о чём свидетельствует акт от 29.1. 1552 чешского короля Фердинанда I Габсбурга о юридическом праве сына  на имущество отца.
С. - учёный и просветитель - был не только сыном своего времени, но, прежде всего, сыном родного края. Ренессансные новшест­ва он принимал осторожно, держа курс на про­свещение. Умел быть рассудительным и сдержан­ным, памятуя, что его дело и замыслы осущест­вляются в русле патриархально-христианской тра­диции, которая прочно господствовала на родине. Мировоззрение С. несло в себе свойст­венную гуманистам идею морального совершенст­вования общества и человека. Он первый в исто­рии белорусской общественной мысли принял на себя тяжесть соединить сознание своих земляков с общечеловеческой сокровищницей нравственных ценностей, в которую входили библейско-христианские легенды и античные мифы, философские учения, кодексы законов и обычаи. Все предисло­вия и послесловия к его изданиям можно считать аллегориями, в которых вместе с прямым просве­тительским содержанием разворачивается содер­жание иносказательное, подтекст - цепь намёков на то, как нужно воспринимать родную исто­рию и современную общественную жизнь на канве эллинско-библейского канона, для того времени - высшей нормы. С. был сторонником и представителем реалистической и просветитель­ской тенденции в духовной жизни, науке и искус­стве Возрождения, которая пыталась соединить чувства и разум в одно целое - мудрость. Через два столетия эта тенденция займёт ключевое место в европейской культуре и получит название клас­сицизма. Живя долгое время на чужбине, С. сохранил свои патриотические чувства и укрепил связь с духовными ценностями народа. Как учёный-гуманист он высоко ставил творческие силы самой природы, а патриотические чувства относил к естественным и универсальным врож­дённым свойствам всего живого. Привязанность живых существ к родным местам - это всеобщая, в понимании С., закономерность бытия, благодаря которой жизнь индивида становится целенаправленной и разумной. Благодаря этому каждое живое существо сближается с родом, а че­ловеческая личность - с народом, так возникают связи человека с обществом и родной землёй: "Понеже от прирожения звери, ходящие в пустыни, знають ямы своя; птици, летающие по возъдуху, ведають гнезда своя; рибы, плывающие по морю и в реках, чують виры своя ... тако ж и люди, игде зродилися и ускормлены... к тому месту великую ласку имають". Эти слова можно считать своеобразным стержнем всей жизни С.
О С. и его книгоиздательской дея­тельности русские и европейские исследователи в полный голос заговорили в конце XVIII в. (И. Г. Бакмейстер, Л. И. Бакмейстер, И.-Г. Штриттер, Е. С. Бандке и др.). Значительную известность его просветительская деятельность приобрела в начале XX в. и особенно в послеоктябрьское время. Широко отмечалось 400 и 450 лет белорус­ского книгопечатания. По решению ЮНЕСКО (1970) С. вместе с М. Ломоно­совым, А. Пушкиным, Т. Шевченко, Я. Купалой и др. был внесён в список выдающихся дея­телей славянской культуры, юбилей которых ши­роко отмечают во всём славянском мире. С. с давних пор был хорошо известен народам России, Украины, Литвы, Польши, Чехии и славен на своей родине - Белоруссии. Его име­нем в городах Белоруссии названы улицы, пло­щади и учреждения. Его деятельность является источником многочисленных произведений белорусской лите­ратуры и искусства.
Жизненный путь С. во многом показа­телен для людей эпохи Ренессанса, которых Ф. Энгельс назвал "титанами по силе мысли, страсти и характеру, по многосторонности и учёности". Любовь к знаниям, широта образования сочетались у него с высокой гражданской куль­турой, деловитостью и смелостью, умением ставить новаторские задачи и разумно их решать. С. был и оригинальным мыслителем, и талантли­вым писателем, плодотворным публицистом и усердным переводчиком, изобретательным худож­ником и деловым человеком - первопечатником. Богатство личности С.  ставит его рядом с такими выдающимися людьми эпохи Ренессанса, как Леонардо да Винчи, Рафаэль, Микеланджело, Томас Мор, Томас Мюнцер, Эразм Роттердамский и другие, а белорусскую куль­туру, на ниве которой он трудился, - вровень с культурой европейской.
Белорусский народ свято хранит память о своём выдающемся земляке, одном из величайших исторических деятелей. Его имя носят университет в Гомеле, центральная библиотека, педагогическое училище, гимназия N1 в Полоцке, гимназия N 1 в Минске, негосударственное общественное объединение "Общество белорусского языка" ("Таварыства беларускай мовы") и другие организации и объекты. В 1980 г. Государственный банк СССР выпустил памятную монету достоинством в 1 рубль с его изображением С. по случаю 500-летия со дня его рождения. Именем С. названы улицы во многих городах Республики Беларусь и других стран. В его честь названы высшие государственные награды Республики Беларусь - медаль3 (1989 г.) и орден 4 (1995 г.). Памятники С. установлены в Минске (один - во дворе Белорусского государственного университета, а второй - рядом с Национальной библиотекой Республики Беларусь), Полоцке, Лиде, Калининграде Вильнюсе, Праге. Именем С. названа малая планета N 3283, открытая советским астрономом Н.И. Черных.

___________________________________________________________________

1 Издание было профинансировано федеральным правительством Германии в рамках комплексной программы "Библия". Первую часть книги подготовили ученые НАН Беларуси. В ней помещены комментарии наиболее значимых аспектов деятельности С., этапы его жизни и творчества, развернутые статьи профессора Лондонского университета Арнольда МакМиллина и лингвистические комментарии к "Апостолу" профессора Боннского университета Ганса Роте. Вторую часть издания составляют факсимильные тексты "Апостола", изданного в Вильно в 1525 году.
(1055 страниц и более 50 иллюстраций).

2 Династия Ягеллонов сыграла значительную роль в жизни Европы. А все началось с венчания короля Ягеллы с княжной Софьей Гольшанской в Новогрудке - ныне районный город в Беларуси. Наследники Ягеллы на протяжении всей средневековой истории заключали династические браки с королевскими и царскими дворами. Более того - царский дом Романовых тоже ведет начало от Ягеллонов.

3Медалью Франциска Скорины награждаются работники науки, образования и культуры за отличные достижения в профессиональной деятельности, значительный личный вклад в развитие и умножение духовного и интеллектуального потенциала, культурного наследия белорусского народа.

 

4Орденом Франциска Скорины награждаются граждане:

- за значительные успехи в области национально-государственного возрождения, выдающиеся исследования истории Беларуси, достижения в области национального языка, литературы, искусства, книгоиздательства, культурно-просветительной деятельности, а также пропаганды культурного наследия белорусского народа;

- за особые заслуги в гуманитарной, благотворительной деятельности, в деле защиты

человеческого достоинства и прав граждан, милосердие и другие благородные поступки.

На ленте, обрамляющей овал, имеется надпись "Францыск Георгій Скарына". Некоторое время считалось, что С. на самом деле звали не Франциском, а Георгием. Впервые об этом заговорили после опубликования в 1858 г. копий двух грамот короля Сигизмунда I на латинском языке. В одной из них, перед именем первопечатника, стояло латинское прилагательное egregium в значении "отличный, знаменитый", во второй же значение слова egregium было подано как georgii. Эта единственная форма послужила основанием некоторым исследователям считать, что настоящее имя С. было Георгий. В 1995 г. белорусский историк и книговед Г. Галенченко нашёл оригинальный текст привилея короля Сигизмунда, в котором известный фрагмент "с Георгием" был изложен следующим образом: "... egregium Francisci Scorina de Poloczko artium et medicine doctoris". Ошибка переписчика вызвала споры вокруг имени первопечатника, которые велись более 100 лет.


Источники информации:

1. Франциск Скорина и его время : Энциклопедический справочник / Редкол. И.П. Шамякин (гл. ред.) [и др.] - Минск : Изд-во "Белорусская советская энциклопедия" им. Петруся Бровки, 1990. - 631 с. : ил. ISBN 5-85700-031-9.

2. Асветнiкi зямлi Беларускай : Энцыкл. даведнiк / Рэдкал.: Г.П. Пашкоў [і інш.] - Мінск.: БелЭн, 2001. - 496 с. : іл. ISBN 985-11-0205-9. (На белор. яз.).

3. Сайт http://kraj.vitebsk.net.                                                                                           

4. Сайт http://ru.wikipedia.org.

Энциклопедический Фонд