Статья в Энциклопедическом Фонде

Нарци еже суть словене*

Нарци еже суть словене* - знаменитая фраза первых страниц популярных русских летописей, указывающая на участии пращуров славян в строительстве Вавилонской башни в числе первых единых по языку 72 народов на земле. От нарцев (племени Афета) времен строительства башни (по христ. хронологии около 2650 г. до н.э.), по мнению летописцев, происходил язык славян. Эта версия - одна из самых популярных в славяноведении (П.Й. Шафарик, Л. Нидерле, О.Н. Трубачев и др.).
Контекст летописной версии таков (перевод Д.С. Лихачева): "(После потопа) Сим же, Хам и Афет разделили землю, бросив жребий, и решили не вступать никому в долю брата, и жили каждый в своей части. И был язык (у всех) един. И когда умножились люди на земле, замыслили они создать столп до неба,- в дни Нектана и Фалека. И собрались на месте поля Сенаар строить столп до неба и около него город Вавилон; и строили столп тот сорок лет, и не свершили его. И сошел господь бог видеть город и столп, и сказал: "Это род един и народ един ?!". И запутал бог языки, и разделил на семьдесят два языка, и рассеял по всей земле. По разделению же языков (и народов) бог ветром великим разрушил столп; и находятся остатки его между Ассирией и Вавилоном, и имеют в высоту и в ширину 5433 локтя, и много лет сохраняются... По разрушении же столпа и по разделении языков приняли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама - южные страны. Афетовы же взяли запад и северные (полунощные) страны. От этих же семидесяти двух произошел и язык "словенеск, от племени Афетова, нарци, еже суть словене". Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. От тех славян разошлись славяне по землеи прозвались именами своими от мест, на которых сели... (Повести Древней Руси. Л.,1983. - С.25, 125, 525).
Римские провинции Реция (Ругия) и Норик у Дуная известны со времен античности. Близость нарцев и славян осознавалась в начале средневековья. В эпитафии, посвященной Мартину (он был сначала аббатом Думийского, Dumiensis, монастыря, находившегося близ впадения Соны в Рону, затем - епископом города Бракара в северо-западной Испании), говорится, что он приобщил к христианству представителей множества племен: "Ты привлек к союзу с Христом разные свирепые племена". Далее следует их перечисление: Alamannus, Saxo, Toringus, Pannonius, Rugus, Sclavus, Nara, Sarmata, Datus, Ostrogotus, Francus, Burgundio, Dacus, Alanus, Те duce nosse Deum gaudent; tua sugna Svevus admirans ducit... (MGH Auct. antiquiss., t. Vl2, 1883, р. 195, N XXII, Versus Martini Dumiensis in basilica). Мартин умер в 580 г. (MGH Auct. antiquiss., t. VI2, p. 195), эпитафию ему иногда связывали с Авитом (умер около 524 г.), но даже это ошибочное мнение не устраняет смысла самой эпитафии - "руги, склавы (славяне), нара и сарматы" представали в начале средневековья близкими народами.
Имя Nara трудно с чем-либо сопоставить, кроме как с Нориком, хотя для языковедов естественно было бы ожидать формы Norensis, Noricanus или, по крайней мере, Nora. Хороший материал для освещения этого малопонятного слова, вставленного в эпитафии между склавом и сарматом, дает именно "Повесть временных лет". В разночтении по рукописи б. Московской духовной академии (Троицкой 1-й летописи) встречается "нарицаемии норци" (ПСРЛ, I, 1, 1926, столб. 5, вариант 19). В комментарии к "Повести временных лет" Д.С. Лихачев пишет: "Нарци или норики - жители Норика... В VI в. здесь уже жили славяне". Поэтому очевидно, а может быть вследствие какого-либо предания, норики и были отождествлены на Руси со славянами. В перечислении 72 народов в русской "Толковой Палее" против наименования некоторых народов даны разъяснения: "авер - иже суть обези", "руми, иже зовутся греци", также и "норици, иже суть словени". По-видимому, "Повесть временных лет" и "Толковая Палея" в данном случае имели какой-то общий русский источник" ("Повесть временных лет", под ред. В.П. Адриановой-Перетц, т. II, 1950, стр. 213, ср. стр. 341).
Таким образом, в эпитафии Мартину, составленной в год его смерти или несколько позднее, следовало бы читать "Sclavus - Nara", подразумевая под этими двумя словами представителя одного племени, а именно склава, склавена, который иначе мог быть назван "нарой" ("нарцем", "норцем"). Так, Русская летопись и ее источники способствуют пониманию раннесредневекового эпиграфического памятника, созданного где-то в Бургундии на берегах Роны, в местах вокруг Лугдуна и Вьенны - древних римских колоний в Галлии. При сопоставлении столь отдаленных друг от друга по времени и по месту возникновения исторических источников (эпитафии и летописи) несколько шире становится представление о тех материалах, которые легли в основу "Повести временных лет" и "Толковой Палеи", углубляется их литературная традиция. Едва ли эти русские памятники базировались только на "каком-то общем русском источнике" (как думает Д.С. Лихачев) и едва ли фиксировали - в "реабилитированном сказании Нестора" - "широкую эмиграцию нурско-неврских иллирийских племен на север и восток" (С.П. Толстов, "Нарцы" и "волхи" на Дунае, стр. 8), если уже в VI в. склавов называли нарами-нарцами, причем столь далеко на запад от берегов Днепра.
От нарцев-нервиев вели происхождение части гуннов. Нервии принимали участие в Каталаунской битве 451 г. С ними связывают невров времен Геродота. Ищут связи ононима с рекой Нарвой и Неревским концом (районом) средневекового Новгорода. На территории конца археологи нашли первую новгородскую (1951) и почти триста берестяных средневековых грамот.
Главной улицей района была прибрежная Великая, что соответствовала Великому Словенску (эпоса) и Великому Новгороду.
Энциклопедический Фонд